М. Веллер: В ближайшем будущем не вижу для нашего образования перспектив

Михаил Веллер – советский и российский писатель и философ. Родился в 1948 году. Окончил филфак Ленинградского университета. Объездил Советский Союз, сменил около тридцати профессий. Автор более сорока книг.

Вы считаете, что уровень образования сейчас падает. Чего не хватает современной системе образования, что мешает ее развитию?

На мой взгляд, беда нашей системы образования в нескольких моментах.

Аспект первый. Нищие преподаватели, отсутствие лабораторной и аппаратной базы, невозможность впоследствии применить в полном объеме знания и получать за это достойные деньги подкашивает образование напрочь.

Когда нет престижа системы образования и нет достойной оплаты, то ничего хорошего ждать нельзя, потому что первосортные мозги перестают идти в науку и в образование, они идут в бизнес, в политику и, наконец, в администрирование, потому что там можно брать большие взятки.

Аспект второй. Подход к обучению должен быть достаточно индивидуален. С одной стороны, люди должны много знать, а с другой, им необходимо уметь думать. То есть два эти фактора должны быть в определенной гармонии, в равновесии и этого следует добиваться. Системой тестов этого не только нельзя добиться, но вообще можно отучить думать человека навсегда!

В ближайшем будущем я не вижу для нашего образования никаких перспектив, потому что в наилучшем случае оно пытается копировать западное. А современное западное образование создано социалистами, которые норовят привести свою цивилизацию в состояние сегодняшней Венесуэлы. Так что здесь нужно подождать каких-то изменений на общем политическом уровне, изменений в мировоззрении.

После школы родители хотят, чтобы ребенок сразу поступил в институт. А ребенок говорит, что еще не определился. Что делать в такой ситуации родителям? Нужно предоставить свободу выбора, подождать или настоять и направить в нужное русло?

Все считают, что нет рецептов, но даже в таких сферах как высокое искусство, когда маленький мальчик Моцарт не хотел играть на рояле, отец бил его по пальцам, не выпускал из дома и заставлял садиться за инструмент. Паганини отец драл розгами, если считал, что он играет недостаточно хорошо или недостаточно долго. Другое дело, что драли всех, а Паганини и Моцарт – по одной штуке. Очень трудно разобрать в четыре года из кого что выйдет.

Я знаю, что в 17 лет редкий человек ощущает свое призвание, у большинства людей определенного призвания нет вообще, но средние способности есть очень много к чему. Раньше в областные пединституты шли крепкие троечники, которые хотели получить высшее образование, но не могли поступить больше никуда. И они становились обычными учителями и директорами школ, работниками районных отделов народного образования и кое-как все это шло дальше. Это относится очень много к чему.

Ежели ребенок не знает, чего он хочет, и не выказывает ярко выраженных пристрастий ни к чему, то имеет смысл попытаться аккуратно, но плотно воздействовать на него в том духе, чтобы он шел куда надо, чтобы у него была нормальная профессия, чтобы он мог жить нормальной жизнью, не теряя времени.

Время – это важный фактор в принятии решения при выборе вуза?

Когда мы говорим о точных науках и о науке вообще, то здесь каждый год юного человека имеет огромное значение. Лет 25 назад маршал Язов говорил о том, что нечего тут студентам давать отсрочки, ничего – пускай два года послужат, а потом учатся на своем физфаке. Маршал не понимал, что армия должна иметь современное вооружение, а его могут разрабатывать только талантливые специалисты. А здесь начинать учиться в 17-18 лет или в 21-22 года – огромнейшая разница! Так что физики, математики, биологи, то есть «не трепалогические» науки — историки или филологи, должны начинать учиться как можно раньше.

Что касается всех прочих, если тебе ничего особо не хочется, пойди, нафиг, поработай, может что-то осознаешь, захочешь на что-нибудь выучиться, а может, выяснится, что ты и здесь нормально работаешь, зарабатываешь. Зачем тебе диплом о высшем образовании?

И еще одна вещь. Родительское отношение к работе, к профессии, к квалификации закладывается в детях. Как мудро сказали англичане: «Не пытайся воспитывать своих детей, они все равно вырастут похожими на тебя!».

Все родители хотят, чтобы их дети были активны и самостоятельны. Я часто сталкиваюсь с жалобами родителей на то, что молодежь сегодня инфантильная, нет в ней задора, стремления к новым горизонтам и открытиям. Как Вы считаете, влияют ли здесь общество и родители или это — врожденные качества?

Либеральная, вернее, социалистическая школа, которая господствовала на западе, говорит о том, что врожденное – ничто, воспитанное – все. Насколько я понимаю, это – совершеннейшее вранье, потому что есть качества врожденные, а есть качества воспитанные.

Если говорить об идеальном воспитании, то каждого нужно воспитывать по-своему, но ни у кого таких возможностей нет и никогда не будет, воспитывают более или менее одинаково. А вот что касается системы воспитания, здесь есть разные мнения. Есть точка зрения: до пяти лет обращайся с ребенком как с царем, до десяти – как с рабом, потом – как с равным. Есть другое мнение: младенцу позволяется все. Есть точка зрения Бенджамина Спока, который больше 50 лет господствовал в Америке: ребенок должен знать запреты. Так что, если мать считает, что сейчас ему время спать, он может треснуть от крика в своей кровати, но подходить к нему не надо. Ну и вырастет неврастеник. Таких вещей, разумеется, делать нельзя. Спок уже достукался в общем и целом с тем, что вышло из американских следующих поколений.

Если же говорить про то, что им делать сейчас… Так вот, сейчас нет никаких идеалов, никаких целей, никакого мифа, никакого проекта будущего. Хорошо бы повесить тех, кто все это детям обеспечил. Детям сейчас не во что верить, нечего переворачивать. Вот какая ужасная история. Так что претензии ко взрослым. Дайте модель страны, дайте варианты развития, дайте модель поведения. А когда одни хапают, а вторые – терпят, что должны делать дети?


One Comment on “М. Веллер: В ближайшем будущем не вижу для нашего образования перспектив”

  1. на мой взгляд все складывается по другому. Нет качественных знаний не потому, что нет престижа образования и нищие педагоги. А потому, что нет необходимости иметь эти знания. Где можно применить знания в стране, где экономика загнивает, кому нужны знания, открытия? Кто это может купить? Как только начнет развиваться экономика — появится необходимость в специалистах — знаниях. Это повысит потребность в качественных преподавателях, что повысит их престиж и доходы. А сегодня диплом получают только, чтобы иметь диплом. Применить эту бумажку с любым наполнением — некуда. Так какая разница ,чем его наполнять? С уважением к Михаилу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *