Маршрутка

 

Рынок «Ждановичи» встречал весну 2012-го испачканный весенней грязью. Как пчелиный рой, суетливо и гулко люди перелетали через лужи, опыляя остатками зарплаты кассы рыночных продавцов. К слову говоря, они изрядно устали от рыночной суеты и нечеловечески сильно хотели очутиться в своих квартирах, чтобы пересидеть еще один вечер перед телевизором и заполнить картохой с селедкой надоевшую неопределенность.

Начинался март. Снег сменялся дождем, дождь снегом, но уже чаще светило солнце и небо становилось выше и голубее. Люди привыкли к окружающей нестабильности. Все стабильно знали, что будет еще большая нестабильность, и выживали. Кто-то по жизни, а кто-то из ума. Радостей у них осталось совсем немного — поесть да заняться сексом. И отчасти по этой причине, еду народ давно покупал подешевле — на рынке, а секс искал подоступнее — в Интернете.

В тот день длинная очередь из купивших еду выстроилась в ожидании маршрутного такси. Громыхая всеми частями, к ней подъехала желтая, похожая на прошлогоднюю тыкву, проржавевшая насквозь маршрутка. В миг лента очереди превратилась в хаотичный клубок и, нарушая очередность, люди заторопились проникнуть в теплый автомобиль.

Кряхтя и переваливаясь, увесистая тетка в пелерине, отороченной мехом, первой забралась на ступеньку и провалилась в глубину салона. За ней пихаясь влез еще десяток человек. Последним оказался тонкий очкарик с пакетом сосисок и потрепанным конспектом в руках. Когда за очкариком захлопнулась дверь, маршрутка с ревом рванула от остановки. Стремительный старт авто подкосил молодого человека и он упал на грудь толстухи в пелерине. Женщина испуганно ойкнула.

— Простите, пожалуйста, я не хотел, — полушепотом залепетал пришедший в ужас очкарик, сползая с высокой груди на свободное место. Толстуха скорчила недовольную мину, но промолчала.

Маршрутка набрала скорость. Один из пассажиров протянул необъятной даме деньги за проезд, но она была так огромна, что могла поворачивать только глаза и голову. Какие уж тут повороты рук и туловища. Людям приходилось самим вставать и отдавать деньги, а поскольку водитель ровной дороги не искал, несколько пассажиров приложились к прелестям толстухи.

— Возьмите сдачу с  десятки, — несколько раз пробасил водитель, отмусоливая на ходу бумажки.

Рассчитав пассажиров, он включил магнитофон погромче и начал пересчитывать выручку. У видевших это возникло коллективное желание покинуть маршрутку и пойти пешком. Сначала водитель пересчитал пятидесятирублевые купюры, затем сотенные, потом тысячные. На дорогу он не смотрел. Для передвижения маршрутчики используют ультрозвуковую эхолокацию, как кашалоты. Минут за десять до выезда на кольцевую водитель закончил считать деньги и посмотрел на дорогу.

Пассажиры расслабились. Женщина в круглой кепке «с ушками» и сидящая рядом девушка, воздев глаза к потолку смотрели MTV и слушали игравший у водителя шансон.

— Дилинь, дилинь, — мелодично зазвонил телефон у мужчины на переднем сиденье.

Хриплый мужской голос заглушил Любу Успенскую:

— Да, ма, привет. Да, вызывали. Приходила ТА дура! — он так эмоционально произнес «ТА», что абсолютно всем пассажирам сразу стало интересно, кто же она эта «ТА дура». Окружающие прислушались.

Секунд тридцать мужчина молчал, потом продолжил:

— Рвота у него и понос, бл*, свищет пи..ц просто!

Снова минуту хриплоголосого не было слышно. Пассажиры уже переключились на телевизор, как вдруг раздалось:

— Да ты че! Мамуля, не-е-е-ет, — заревел он возмущенно и оправдательно.

Потом мужчина снова замолчал. Слушал. Для всей маршрутки беда мужчины вдруг стала очень близка, люди тоже слушали и сопереживали.

— Да нет, мать, них….я, — с горечью выразился он.

Наконец его родительница дала дельный совет и мужчина задумчиво произнес:

— Думаешь, мать?  Ёпть, хорошо я попробую.

Затем раздалось: «Целую мамуля, пока-пока», — и это фраза привела пассажиров в состояние полного душевного равновесия.

Перед кольцевой водитель круто завернул машину на повороте, отчего люди почти свалились со своих мест. Этот хитрый маневр вынудил тетеньку в кепке «с ушками» оторвать взгляд от телевизора.  Возмущенно зыркая в сторону водителя она зашептала дочери:

— Знаешь, Люб, я слышала в автобусе, кондуктор рассказывала, что в водителей маршруток из бывших зэков набирают. Страшно, Люба, мне теперь в маршрутках ездить.

— Не, мам, ерунда все это, — ответила девушка, — я вот с парнем  на сайте знакомств познакомилась. Он водитель маршрутки. Нормальный такой. Веселый, истории всякие рассказывает. Совсем не похож на зэка.

— Много ты зэков в жизни видела, — оборвала ее мать, — не общайся со всякими подозрительными типами. Не для водителей маршруток я тебя растила! — разгневалась женщина.

— Тебе, Любонька, нужен очкарик, — мать начала наставлять дочь. Молодые люди в очках — это выгодная партия. Вот сама подумай, от чего это он такой молодой, а уже в очках? А это от того, что человек много работает, читает книги и это же почти стопроцентная гарантия, что у него высшее образование или даже два высших образования. И самое главное — это значит, что он не алкаш.

— Но разве обязательно, что так будет? — недоверчиво спросила Люба.

— А как же! Очкарики, они много работают глазами: в компьютер смотрят, зрение напрягают, вот оно и садиться. И приходится беднягам очки надевать, — тетка поправила сумку, посмотрела в окно и продолжила.

— А это я тебе к чему говорю — к тому, что очкарики много зарабатывают. Сидят у своих компьютеров и получают кучу денег. А раз они непьющие, то деньги эти складывают на всякие счета, прячут их в Интернете. Такой тебе мужик нужен — при деньгах, непьющий и в очках, Люба, — полушепотом, склоняясь к лицу дочери сказала женщина.

— На красоту не смотри. Пустое это. Наташка вон, сильно красивого искала. И что? Нашла на свою голову. Теперь презервативы из карманов вытряхивает. Денег он не дает ей совсем и кровь пьет, скотина такая.

— Я вспоминаю Светку Кустицкую. Помнишь ее? Хромую блондинку со старой квартиры. Она еще невысокого роста такого и с рождения хромала на левую ногу. Ровесница твоя. Так она в Интернете познакомилась с парнем. Он программист. Колей звать. Страшный как смертный грех, но в очках. У него врожденное косоглазие и врожденный запах грязных носков. Но он Мега-мозг — бабки умеет косить со всего. Играет на каких-то биржах, оплачивает счета знакомых и за все берет деньги. Разговаривать с ним конечно невозможно, он о каких-то программах непонятных пытается рассказывать. У него всегда сразу несколько компьютеров и он все время в Интернете что-то делает.

Короче, Кустицкая вышла замуж за него. Помыла этого кадра, как могла, конечно. По крайней мере, он перестал вонять и все время чесать промежность. Купили ему норковую шапку вместо черного носка, который носят на голове все компьютерщики. Светка выкинула его худенькое пальтецо и одела на него дубленку, зеленую, модную. Для компьютера егоного сумку купили, чтобы он его в пакетике целлофановом не носил. В общем, очеловечили хлопца. Только очки, почему-то старые оставили, так в них и ходит по сей день.

Потом Коля этот закончил экстерном институт, взял кредитов в банках построил квартиру и теперь Светка живет со своим Колей и проблем не знает. «С лица воду не пить, можно и с рябою жить», — говорит народная мудрость.

Поэтому, Любочка, я тебе говорю, по глазам выбирать нужно, тьфу, то есть по очкам. Они — зеркало души.

Так что ищи очкарика и даже не думай. Хотя, погодь, потенция у очкариков может быть не устойчивая. Ну не знаю точно. Я у одной знакомой спрошу, у нее муж очкарик. А знаешь, я как-то Коленьку Светкиного встретила в магазине. Смотрю, сонный такой в очереди стоит, носом клюет. Это как раз после их свадьбы было. Становлюсь за ним, здороваюсь и спрашиваю:

«Как Коленька жизнь семейная?».

А он мне, так серьезно, слегка заикаясь и косясь куда-то, отвечает:

«П-п-пол ночи на сон, пол ночи н-н-н-на близкие отношения».

— Во как! Видать, Люб, и с потенцией у них там все хорошо. Так что бери очкарика и не думай! На красоту не смотри. Пустое это.

— Ох, мама, за говно замуж не хочется, а нормальных разобрали еще во время внутриутробного развития, — тоскливо вздохнула девушка.

Сидевший возле толстухи и напротив собеседниц парень в очках листал потрепанный конспект. Он готовился к зачету по cлавянской мифологии и читал про мифологических существ. Молодой человек как раз просматривал описание русалок, когда краем уха уловил обрывок разговора о потенции очкариков.

Парень с интересом посмотрел на девушку, что называлась Любой. Светлые, длинные, взлохмаченные ждановичским ветром волосы выбивались из под розовой вязаной повязки. Одета она была в дутую болоньевую куртку и зеленую юбку. На ногах — высокие сапоги с зелеными кругами и множеством мелких золотистых пряжек, блестевших, как рыбьи чешуйки. В руках она держала сумку в форме сапога, на которой болтался фликер. Пальцы девушки были усыпаны кольцами с пластмассовыми прозрачными камнями, а ногти, как острые пики, между делом поскрябывали дерматиновую сумочку. Лицо ее имело грубые черты: широкий нос, впалые щеки, глуповатый взгляд. В глаза бросалась зеленоватая бледность и темные тени под глазами. Глядя на нее, в голове парня невольно пронеслась аналогия с только что прочитанным о русалках, которые имели облик маленьких девочек, очень бледных с зелеными волосами и длинными руками. «В северных областях России русалок описывали как косматых безобразных женщин, у которых часто отмечались большие груди: «цыцки большие, большие, аж страшно» — писали в энциклопедии. Если русалки приставали к человеку, то нужно было устремить взгляд в землю, и на них не смотреть». Так описывали русалок предки, а сейчас он как будто увидел это существо перед собой и инстинктивно уперся взглядом в пол. Воображение очкарика живо нарисовало, как эта девушка в зеленых чешуйчатых сапогах тянет свои длинные острые пальцы, чтобы проверить его потенцию. Легкий холодок страха пробежал по его телу при мысли об этом. «Чур меня!», — подумал молодой человек и украдкой скрестил пальцы.

Внезапно маршрутка резко затормозила. Новый пассажир с трудом открыл дверь, забрался в салон и остался стоять на ступеньках. Он еле держался на ногах.

Вошедший молодой человек начал искать деньги. Делал он это медленно, заплетаясь посиневшими пальцами в карманах штанов, потом куртки, потом снова штанов. Деньги никак не находились. На его лице появилось удивление, медленно сменившееся недоуменим. Парень емко произнес: «Бляяяя!». Потом рассеяно-пьяным взглядом посмотрел в сторону водителя и спросил:

— До Рижской едешь?

Пассажиры покосились в его сторону. Такая улица в маршруте № 1030 не значилась. Водитель безразлично буркнул:

— Нет.

— А к-куда едешь? — молодой человек начал соображать, что едет куда-то не туда. — Я денег не нахожу, братишка, — снова обратился он к водителю. Высади где-нибудь. – Братишка, я тебе денег подвезу, куда скажешь.

Парень был худ, пьян и от него несло алкоголем. Водитель ничего не отвечал. Таких пассажиров за день случалось возить не раз. В маршрутке повисла безразличная тишина. Все делали вид, что выпившего парня нет и он не болтается на ступеньке. Он же никакого вида не делал, он старался удержаться на ногах.

Молодой человек достал телефон и сосредоточенно набрал номер.

— Тааань, — затянул он слова, — это я, Вова. Послушай, я еду, ты жди меня.

Слушать и ждать его не стали. Бросили трубку.

Вова отнял телефон от уха, посмотрел на него и зло произнес:

— У с-с-сука! На сайте все с-с-с-суки. Сначала пишут в анкетах «секс на один-два раза»? А как доходит, так женись на них.

Молодой человек обвел глазами маршрутку и остановился на зеленых чешуйчатых сапогах, потом увидел руки с острыми когтями, мигнул, и встретился взглядом с девушкой.

— О, рыбонька! Ты вточь русалка речная!

Очкарик невольно дернулся и усерднее начал вчитываться в конспект, ища в нем заклинание от нечистой силы.

Выпивший молодой человек снова пристально посмотрел на девушку в розовой повязке и засмеялся:

— А-а-а-а-а, бля-я-я я тебя узнал. Ты на mail.ru висишь на сайте знакомств. Я видел твое фото с цыцками большими такими. Хорошее фото. Ай молодца!

Девушка обомлела от ужаса и, вжимаясь в кресло, задыхаясь прошептала:

— Вы меня с кем-то путаете.

— Такое не спутаешь, рыбочка. Я бы словил тебя на свой крючок!

— Ты что себе позволяешь, говнюк,  — вступилась тетка «с ушками», — водитель высадите эту пьянь, — заорала она громче поющей в этот момент Елены Ваенги.

— Что ты кричишь, тетка! — гаркнул парень и заржал хамоватым нетрезвым смехом. Братишка, останови, я сойду. Меня не возбуждают кикиморы с фликерами.

Маршрутка свернула на остановку. Нетрезвый парень вышел, громко ляпнул дверью, плюнул в след удаляющейся машине и начал набирать телефонный номер.

Большинство пассажиров маршрутки снова воздело глаза к телевизору и наблюдало, как черный-пречерный негр в компании полуобнаженных девиц дергался под песню про тяжелый быт и нравы уголовной магаданской среды.

Девушка в розовой повязке притихла и обиженно сопела в своем кресле. Мать гладила ее по руке и злобно шипела ругательства в адрес пьяного парня.

Грохоча, ржавая маршрутка продолжала свой путь вдоль панельных многоэтажек. Мелькали дома, мелькали машины, мелькали мысли в головах пассажиров маршрутного такси. Тринадцать пассажиров — тринадцать мысленных потоков — тринадцать «скелетов в шкафу».

Симпатичный парень в наушниках разглядывал что-то в небольшом коммуникаторе и периодически набирал сообщения. Устройство часто булькало и ойкало. Симпатичный юноша время в маршрутке проводил с пользой, он не мог тратить жизнь на негров и опускаться до русского шансона. Он был в Интернете.

Молодой человек одновременно находился в нескольких местах: играл в он-лайн игру, между делом просматривал фотографии нескромных женщин, слушал музыку, а в основном комментил в социальных сетях. Комментарии он оставлял концептуальные. Иногда нецензурные. Парень не знал тех времен, когда не было сети. Все, что ему было нужно, он находил там — развлечения, женщин, работу.

Он открыл «одноклассники» и прочел новый статус одного из 1520 друзей. Статус гласил: «Самое хреновое в жизни – это когда она не настолько хренова, чтобы напрягаться и что-то менять…». Десяток записей под статусом состоял из содержательных комментариев: «Согласен», «Круто сказал», «Стопудово так и есть» и тому подобное.

Потом он открыл новую фотографию того же друга. На ней красовался мужчина в форме морского офицера. Под фото пестрел длинный перечень слов поднимающих мужскую самооценку: «Супер», «Класс», «Ты лучший», «Как поймать такого морячка?» и т.д.

Весь этот словесный фейерверк вызвал у него улыбку и желание поглумиться, но в этот момент пришло сообщение по аське:

«Здравствуй, Сережа. Я соскучилась. Я сегодня зарегистрировалась «Вконтакте». Тебя почему-то там не нашла. Выходи на «Одноклассники» вечером пообщаемся».

«Черт!», — подумал молодой человек. Вчера он познакомился с девушкой. Она еще принадлежала к категории «неокрепших умов», только попавших в социальные сети, поэтому остро реагировала на каждый комментарий и верила в реальность виртуального.

«Да, постараюсь. Как ты?», — набор ответа занял меньше минуты. Через секунду он пожалел, что задал вопрос. Лавина душевного стриптиза просто вынесла его закаленный мозг.

«Я зарегистрировалась «Вконтакте» и со мной познакомился турок Али Савасшиоглу. Он представляешь, русского не знает, но пользуется on-line переводчиком. Придурок какой-то. Все время спрашивал, есть ли у меня парень».

Следующее сообщение было еще ужаснее.

«А что ты делал сегодня, Сергей?». Сергей растерялся. Его образ холодного циника в общении с противоположным полом не предусматривал разглашения данного вида информации. Пока он переваривал второе сообщение, третье добило его окончательно:

«А у тебя есть девушка?», — булькнул аппарат.

«Извини, я сейчас занят, давай позже», — пресек молодой человек бессмысленный поток словоблудия. Его оn-line битва была в самом разгаре и лишнее общение мешало. Однако игра не ладилась. Вопросы новой знакомой ненавязчиво достали из его виртуального шкафа давно заплесневелого «скелета».

Лет семь назад он женился. Их расписали в виртуальном загсе. Каждому из счастливых молодоженов прислали электронное свидетельство о браке: красивое, красно-бордовое, с парой белоснежных голубей и сверкающими кольцами. К сожалению, этот электронный союз не принес душевного тепла ни в виртуальную, ни в реальную жизнь обоих — он просто стал неординарной прелюдией к их виртуальному сексу.

On-line брак продлился каких-то полгода, а потом его виртуальная жена подала на развод. Имущество они не делили, алиментов никому не назначили, ведь от виртуального секса дети не рождаются. Один клик мыши — и ни обязательств, ни ответственности: безопасно, хорошо, комфортно.

Однако вопрос новой знакомой, как вирус заразил его мозг:

— А есть ли у меня девушка?   — Да, есть, — подумалось ему. Но что это за отношения?

Для себя он определил их в анкете на сайте знакомств mail.ru — «женат для вида». Не понятно, что это значит, но забавляла формулировка. Его девушка была слишком настоящей и ее было слишком много: они спали в одной постели, она дергала по мелочам и отвлекала от его жизни. Бывало, их отношения накалялись и в такие моменты он отвлекался игрой или заводил виртуальные романы. Окунаясь в виртуальный мир, Сергей забывал всякие мелкие проблемы и получал выверенные порции любви от десятков разнообразных женщин. Удивившись своим мыслям, молодой человек сам себе хмыкнул, но потом привычно подумал: «Ай, ну его», — и увлекся жаркой схваткой с монстром, прилетевшим с другой планеты.

От неожиданного маневра маршрутки Сергей не смог быстро нажать на нужную клавишу и монстр размозжил голову его героя. «Черт, он лишился жизни из-за придурка за рулем!». Парень раздраженно посмотрел в сторону водителя.

Благодаря наушникам он не слышал ни Любу Успенскую, ни Елену Ваенгу, никого из входящих и выходящих из маршрутки. Юноша находился в мире, далеком от изнуряющего быта и тягостных привязанностей. Только из-за досадных мелочей, подобных резким поворотам колымаги, он оказывался в off-line. Но он снова вышел в on-line и снова монстры и герои встретились на поле битвы. Парень приноровился нажимать клавиши, учитывая дорожные ухабы, и остервенело продолжил спасать Вселенную от инопланетных чудищ.

Погода совершено испортилась, и ледяной мартовский дождь покрасил дома в грязные серые цвета. Под холоднючим дождем на остановке сидела мокрая дворняга и лаяла на подъехавший автобус. Псина облаивала выходивших людей с выражением, вкладывая в каждый звук все свое собачье отношение к дождю, холоду и тетке с большой сумкой. С каким наслаждением она разорвала бы эту сумку, из которой невыносимо пахло сырым мясом. Она бы жрала его, рвала зубами и глотала не жуя.

Высадив пассажиров, безразличный к собачьим желаниям автобус плавно закрыл двери и неторопливо отъехал от остановки. В это время маршрутка свернула с кольцевой и выехала ему на встречу.

— Здесь выходят? — крикнул водитель маршрутки. Никто не ответил.

Устав лаять, пес заскулил и понюхал ветер, в котором учуял едва уловимый раздражающий запах. Беспокойно повернув морду в его сторону, он увидел на противоположной стороне улицы кота. Наглая, грязная, как и он, тварь, сидела и в упор пялилась на него. «Мерзкий котяра!», — впиться в волосатое котиное горло и поперхнуться его кровью — вот главное желание истинной собаки. Пес побежал.

Собака неожиданно выскочила перед маршруткой и водитель, не думая, крутанул руль влево. Маршрутку развернуло и вынесло на встречную полосу. К несчастью автобус был слишком близко. Их пути пересеклись.

Поразительно, какое-то одно собачье желание вмешалось в судьбы людей и изменило их за несколько секунд! Вдруг стали не важны чьи-то проблемы со здоровьем, исчезли комментарии и статусы, виртуальные связи перемешались с реальными телами.

Холодный мартовский ветер, метавшийся между домов, тут же развеял по округе запах жженой резины и еще чего-то, от чего у прохожих защемило сердце.

Истошно вопя, пассажиры в панике стали ломиться в аварийный выход. Дверь с трудом, но все-таки поддалась натиску, и растрепанный мужчина выпрыгнул  первым. Он помог нескольким женщинам стать на землю. Одна из них, толстуха в подранной пелерине, прислонившись к двери растерзанной колымаги, мешковато завалилась в сторону теряя сознание. Женщина, подобно гигантской медузе, растеклась в руках подоспевших людей. Кто-то принес рваное, пропахшее бензином одеяло, на которое положили ее весьма весомое тело.

— Вызовите «скорую», быстрее! — голосила сморщенная бабуля в сером пуховом платке.

— Да вызвали уже, слышите, едет, — ответил ей дедок бомжеватого вида.

Разрывая воздух тревожным воем, подъезжали кареты скорой помощи. Водителя врачи забрали первым. Этого еще тридцать минут назад уверенно считавшего деньги мужчину трясло крупной дрожью. Его конечности ходили ходуном и челюсти клацали друг о друга со звуком и скоростью барабанной дроби. Кучкуясь по сторонам, прохожие со смешанными чувствами любопытства и ужаса смотрели на его окровавленное лицо.

В серых сумерках продолжали суетиться врачи. Покореженный автомобиль стоял посреди дороги, зияя черной дырой раззявленных дверей. В глубине салона, съежившись от горя, сидела женщина без шапки «с ушками». Она прижимала дочь к груди, гладила ее по волосам и повторяла как заведенная: «Хорошая моя, любимая Любочка, открой глазоньки, посмотри на маму». С нежностью и какой-то трогательной бережливостью она целовала щеки, лоб, глаза дочери, как будто старалась запомнить губами тепло ее кожи. Черные от туши слезы крупными каплями капали с носа женщины и, стекая по лицу девушки, оставляли тонкие грязные полосы.

Проворно забравшись в салон маршрутки, врач увидел на усыпанном осколками полу женщину с девушкой на руках. У ее ног, лицом вниз лежал парень в разбитых очках.

— Эй, пацан, — обратился он к парню и перевернул его на спину, — как ты? Страдальческая гримаса исказила исцарапанное осколками лицо очкарика.

— Носилки для этих двух, – коротко отдал распоряжение врач. Пока парня укладывали на носилки он стонал, но крепко сжимал в руке потрепанный конспект. Стараясь не причинить дополнительной боли, молоденькая медсестра с трудом вытянула окровавленную тетрадь, свернула ее в трубочку и спрятала себе в карман.

Перекладывая девушку на носилки, медсестра обращаясь к врачу с легкой насмешкой сказала:

— Георгий Иванович, посмотри, какие странные сапоги, никогда таких не видела. В этот момент Люба открыла глаза и позвала: «Мама, мамочка». Мать тоскливо завыла поливая слезами руку дочери и, задыхаясь от волнения, произнесла: «Я здесь, доченька, я с тобой моя хорошая». Она не отпускала руку Любы пока носилки не поставили в «скорую».

Завыли сирены, и прохожие сочувственно проводили взглядами кареты скорой помощи, увозивших в одном направлении очкарика и девушку в странных сапогах с золотыми пряжками.

Совсем стемнело, но вокруг пострадавших все еще бегали стройные врачи вместе с пузатыми гаишниками. А в раздолбанной маршрутке тем временем оставался еще один пассажир.

С самого начала он иронично смотрел, как паниковали люди, как толстая тетка на карачках пробиралась к выходу, затем с интересом наблюдал, как на носилках унесли парня и девушку.

— «Хорошо бы снять все это на камеру. Чувакам понравится». Предвкушение будущего интереса к теме так взволновало его, что молодой человек не чувствовал ни боли в правой руке ни колючих осколков за воротом куртки.

Как только в дверном проеме исчезла широкая спина врача, Сергей все-таки ощутил болезненное нытье в руке.

— Сейчас они вернуться и заберут меня из этой ржавой развалины, — думал парень.

Зажглись уличные фонари, но никто больше не заглядывал в маршрутку. Сергей слышал голоса, вой сирен и с нетерпением ждал людей в униформе с надписью «Скорая помощь».

— Ну где же эти гребаные врачи, — раздражался молодой человек. Решительно требовательно о борт маршрутки хлопнула распахнутая дверь. Сергей вздрогнул. Порывистый ветер качнул кусок железа и ржавые петли заскрипели подражая дверному звонку. «Тук-тук-тук» послушно отбарабанила дверь под напором ветра.

Ожидание было очень долгим, и словно зная это, ветер играл с ним частыми дверными перестуками. Эти звуки дразнили парня, вселяя надежду на человеческое появление. Но вместо людей непрошеным гостем вошел страх.

«Помогите!», — хотел крикнуть Сергей, но панический ужас стер его голос в немое шевеление губами. «Меня спасут? Спасут?», — спрашивал он  неведомо кого.

И может быть совершенно случайно, а может, и нет, из дальних уголков его памяти сами полились слова: «Отче наш иже еси на небеси. Да святится имя твое, да придет царствие твое…». Сергей выучил эту самую незатейливую молитву во втором классе, когда впервые посмотрел «Вий». Cтарая прабабка по материнской линии тогда научила его справляться с непрошеным гостем с помощью Бога, — «…Хлеб наш насущный дай нам днесь и остави нам долги наши…», — продолжал Сергей.

Ветер вновь качнул распахнутую дверь. И скрип ржавых петель вырвал молодого человека из оцепенения. Страстная надежда почти подняла парня с места,  «Тук-тук-тук», — снова застучала железяка. Но никто не вошел.

— Неет, не дождетесь, — яростный гнев на равнодушие окружающего мира придал Сергею сил и он всем телом подался вперед. Однако острая боль остановила неосторожный порыв.

Не имея возможности сделать хоть что-то, его бессильная ярость уступила место колючей тоске, которая сцепилась с телесной болью и вместе с мыслями устремилась к той, с кем был рядом, но не вместе. Он очень захотел очутиться дома, со своей девушкой.

Какая-то колючая тоска предательски подступила к горлу и, глотая ее, с большим трудом Сергей попытался найти опору.

Вдруг его ладонь легла на холодный прямоугольный предмет. «Коммуникатор», — обрадовался парень. Он поднес устройство к самому лицу и заботливо осмотрел его со всех сторон. Тонкая трещина хоть и пересекла экран, но оно продолжало работать. Аська мигала новыми сообщениями, новостная лента пестрела новыми фотографиями и комментариями. Жизнь в сети шла полным ходом.

Моментально тоска с болью исчезли. Он по-детски обрадовался каждому сообщению, всему земному шару заполненному людьми. Сергею захотелось поделиться своими событиями с огромным миром.

Молодой человек сфотографировал разбитые окна, распахнутый аварийный выход и выложил фото в сеть, сопроводив их говорящим заголовком: «Чудовищное ДТП. Нахожусь в разбитой маршрутке. Смотрите!»

В этот момент круглый, похожий на смешарика гаишник заглянул в салон и заметил в тусклом свете коммуникатора лицо Сергея.

— Здесь еще кто-то есть, — крикнул мужчина.

Шустрый врач, с выпученными глазами, заскочил в салон.

«Врач, наконец-то», — Сергей почувствовал слабость. Силы окончательно покинули его. Юноша бессильно опустил руку, и коммуникатор бесшумно выскользнул на пол.

Бросив быстрый взгляд на молодого человека, врач высунулся на улицу и крикнул:

– Носилки сюда, здесь человек.

Все закончилось. Осветив округу бело-синими огнями, «скорая» увезла последнего пассажира.

Пыхтя от напряжения, гаишник влез в маршрутку. Под его ногами хрустели осколки. Вдруг, внимание гаишника привлек тусклый свет из под сдвинутого кресла. «Таак, что тут у нас такое»,- сказал он с любопытством и поднял предмет. Это был коммуникатор. На его потрескавшемся экране он увидел фото салона, а под ним список слов:

«Жесть». 10 минут назад.

«Вот это да». 11 минут назад.

«Мне нравится». 12  минут назад.

«Ты в порядке?». 13 минут назад.

«Круть, ИМХО!». 14 минут назад.

« %)»

Еще ….

 

 


7 Comments on “Маршрутка”

  1. Моя добрая умница, не забудь, что я первая в очереди за автографом)) Успеха тебе — тиражируй талант))

  2. Подруга, горжусь твоим писанием! «Маршрутка» — Сильно и жизненно!!!
    Всегда готова быть твоим первым читателем и критиком! :))

  3. Присоединяюсь ко всем высоким оценкам, отмечаю высокую наблюдательность автора, хороший стиль изложения, но длинновато и скучновато. Дочитать трудно до конца.

  4. Аня, поздравляю, отличный рассказ. Интересные повороты сюжета и философская развязка. Сцена с матерью и дочкой заставила сопереживать и хочется узнать продолжение — что же будет дальше с молодыми людьми которых увезла скорая. Буду ждать новых произведений…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *