Почему токен Ripple не станет биткоином для банков

Каж­дый день люди и ком­па­нии во всем мире от­прав­ля­ют де­неж­ные пе­ре­во­ды на сумму более 76 млрд дол­ла­ров по бан­ков­ским сетям. Без при­то­ка денег гру­зо­вые суда про­ста­и­ва­ли бы в порту, зар­пла­ты не пла­ти­лись бы, а це­поч­ки по­ста­вок об­ры­ва­лись. В те­че­ние по­след­них шести лет Ripple, тех­но­ло­ги­че­ская ком­па­ния из Сан-Фран­цис­ко, ра­бо­та­ла над тем, как из­ме­нить ми­ро­вой де­неж­ный кру­го­во­рот за счет внед­ре­ния тех­но­ло­гии блок­чейн. 

Криптовалюта Ripple: Полное руководство

Уже сама по себе эта си­ту­а­ция ин­те­рес­на как ис­то­рия ста­нов­ле­ния биз­не­са. Од­на­ко к концу 2017 года Ripple стал ча­стью гран­ди­оз­но­го крип­то­ва­лют­но­го бума. Ком­па­ния вла­де­ет боль­шим ко­ли­че­ством то­ке­нов под на­зва­ни­ем XRP. С конца сен­тяб­ря по на­ча­ло ян­ва­ря сто­и­мость XRP взле­те­ла на неве­ро­ят­ные 1300%, оста­вив по­за­ди своих кон­ку­рен­тов — бит­ко­ин и эфир — и пре­вра­тив ру­ко­во­ди­те­лей плат­фор­мы в мил­ли­ар­де­ров.

Одна из при­чин для по­куп­ки XRP — тот факт, что, в от­ли­чие от бит­ко­и­на, эти то­ке­ны вы­пус­ка­ют­ся с вполне опре­де­лен­ной целью: по­мочь бан­кам быст­рее и де­шев­ле про­во­дить день­ги из пунк­та А в пункт Б, в част­но­сти через гра­ни­цы.

Про­бле­ма в том, что банки не за­ин­те­ре­со­ва­ны в ис­поль­зо­ва­нии XRP. На­сто­я­щие и быв­шие главы семи ми­ро­вых бан­ков, неко­то­рые из ко­то­рых стали де­ло­вы­ми парт­не­ра­ми Ripple, утвер­жда­ют, что шансы того, что они ко­гда-ли­бо до­ве­рят день­ги своих кор­по­ра­тив­ных кли­ен­тов крип­то­ва­лю­те, ни­чтож­но малы. Имена ру­ко­во­ди­те­лей не под­ле­жат раз­гла­ше­нию.

«Ни­че­го не по­ни­маю. Это же фак­ти­че­ски со­вер­шен­но бес­по­лез­ный токен — ком­па­ния про­сто ис­поль­зу­ет его, чтобы за­ра­бо­тать много денег и фи­нан­си­ро­вать свою де­я­тель­ность» — при­зна­ет­ся Джо­зеф Любин, ос­но­ва­тель ConsenSys, стар­та­па, ко­то­рый раз­ра­ба­ты­ва­ет при­ло­же­ния на базе блок­чей­на Ethereum.

Вы­пу­ще­но 100 млрд XRP, и, по дан­ным на сайте Ripple, ком­па­ния вла­де­ет около 61 млрд сто­и­мо­стью $1,23 каж­дый (по дан­ным на 28 ян­ва­ря), что эк­ви­ва­лент­но 75 млрд дол­ла­ров. Боль­шин­ство из них хра­нят­ся на сче­тах эс­кроу и могут про­да­вать­ся толь­ко огра­ни­чен­ным вы­пус­ком, чтобы из­бе­жать об­ва­ла рынка. По дан­ным, опуб­ли­ко­ван­ным ком­па­ни­ей, с сен­тяб­ря 2016 года Ripple про­да­ла более 185 млн дол­ла­ров в XRP.

Ген­ди­рек­тор Брэд Гар­лин­г­ха­ус го­во­рит, что Ripple со­труд­ни­ча­ет более чем с сот­ней бан­ков с целью из­ме­нить си­сте­му про­ве­де­ния пла­те­жей кли­ен­тов.

«Ripple хочет стать ка­та­ли­за­то­ром раз­ви­тия целой ин­ду­стрии. Те­ку­щая си­сте­ма чре­ва­та кон­флик­та­ми, а кроме того ха­рак­те­ри­зу­ет­ся от­сут­стви­ем про­зрач­но­сти и низ­кой ско­ро­стью», — го­во­рит он.

Од­на­ко су­ще­ству­ет раз­ни­ца между ком­па­ни­ей Ripple и то­ке­ном XRP. XRP «пол­но­стью лежит в ос­но­ве того, чем за­ни­ма­ет­ся Ripple», утвер­жда­ет Гар­лин­г­ха­ус, од­на­ко на дан­ный мо­мент ос­нов­ной про­дукт ком­па­нии, сеть RippleNet, его не за­дей­ству­ет.

На бан­ков­ском рынке Ripple по­тес­ни­ла сво­е­го ос­нов­но­го кон­ку­рен­та, Об­ще­ство все­мир­ных меж­бан­ков­ских фи­нан­со­вых ка­на­лов связи (SWIFT) с го­лов­ным офи­сом в Брюс­се­ле. Это си­сте­ма об­ме­на со­об­ще­ни­я­ми — фак­ти­че­ски, си­сте­ма управ­ле­ния воз­душ­ным дви­же­ни­ем в мире фи­нан­сов при пе­ре­ме­ще­нии де­неж­ных по­то­ков. Она объ­еди­ня­ет около 11 000 фи­нан­со­вых ком­па­ний.

«Это вполне ти­пич­ная для Крем­ни­е­вой до­ли­ны борь­ба Да­ви­да и Го­лиа­фа», — го­во­рит Гар­лин­г­ха­ус. На кону трил­ли­о­ны дол­ла­ров в по­то­ке ак­ти­вов, и на­пря­жен­ное со­пер­ни­че­ство между двумя ком­па­ни­я­ми обост­ря­ет­ся не на шутку.

Про­ект Ripple был ос­но­ван в 2012 году с целью со­зда­ния упо­ря­до­чен­ной де­цен­тра­ли­зо­ван­ной си­сте­мы пла­те­жей с ис­поль­зо­ва­ни­ем тех­но­ло­гий на базе блок­чейн. Из­на­чаль­но была на­деж­да на то, что XRP ста­нет неотъ­ем­ле­мой ча­стью этого про­ек­та. На­при­мер, токен мог бы ис­поль­зо­вать­ся в ка­че­стве пе­ре­ход­ной ва­лю­ты: мек­си­кан­ские песо могут быть кон­вер­ти­ро­ва­ны в XRP, а затем быть по­лу­че­ны в форме батов в Банг­ко­ке.

Внед­ре­ние lingua franca в пла­теж­ную си­сте­му могло бы по­мочь бан­кам из­бе­жать хло­пот и рас­хо­дов на пре­об­ра­зо­ва­ние денег в раз­ные ва­лю­ты на сче­тах про­чих бан­ков.

Банки, од­на­ко, от­ка­за­лись от XRP, по­яс­нив, что они не смо­гут ис­поль­зо­вать ин­стру­мент, ко­то­рый, воз­мож­но, ни­ко­гда не по­лу­чит одоб­ре­ния свер­ху — так го­во­рит пред­ста­ви­тель ру­ко­вод­ства ком­па­нии в ин­ду­стрии транс­гра­нич­ных пла­те­жей, ко­то­рая имела дело с Ripple.

Более того, ре­аль­ная власть в сфере транс­гра­нич­ных пе­ре­во­дов при­над­ле­жит не бан­кам, а круп­ным ком­па­ни­ям, ко­то­рые ис­поль­зу­ют пла­теж­ную си­сте­му для удо­вле­тво­ре­ния своих фи­нан­со­вых по­треб­но­стей по всему миру. По сло­вам пред­ста­ви­те­ля, ни один фи­нан­со­вый управ­ля­ю­щий ком­па­нии из спис­ка Fortune 500 не ста­нет уго­ва­ри­вать свой банк свя­зы­вать­ся с крип­то­ва­лют­ным стар­та­пом.

Таким об­ра­зом, Ripple сме­стил курс с XRP и со­сре­до­то­чил­ся на RippleNet, ко­то­рый по функ­ци­о­на­лу похож на SWIFT и пред­став­ля­ет собой си­сте­му об­ме­на со­об­ще­ни­я­ми, ко­то­рая сиг­на­ли­зи­ру­ет бан­кам, куда от­прав­лять день­ги. Он также вклю­ча­ет сер­вис, ко­то­рый по­мо­га­ет бан­кам об­ра­ба­ты­вать тран­зак­ции.

Сум­мар­ная сто­и­мость XRP во вла­де­нии Ripple со­став­ля­ет 75 млрд дол­ла­ров.

Ком­па­ния Ripple ввела мно­же­ство бан­ков в свою сеть и про­да­ла доли в своем ка­пи­та­ле Standard Chartered Plc и Banco Santander SA. Вли­я­тель­ные фи­гу­ры с Уо­лл-стрит также на­чи­на­ют со­труд­ни­чать с Ripple — на­при­мер, быв­ший со­пред­се­да­тель по ра­бо­те с ин­сти­ту­ци­о­наль­ны­ми цен­ны­ми бу­ма­га­ми и управ­ле­нию ак­ти­ва­ми в Morgan Stanley Зои Круз при­со­еди­ни­лась к со­ве­ту ди­рек­то­ров Ripple.

Од­на­ко из более чем 100 ком­па­ний-парт­не­ров, Гар­лин­г­ха­ус мог бы пока вы­де­лить толь­ко од­но­го, швед­ский банк Skandinaviska Enskilda Banken AB, объем тран­зак­ций ко­то­ро­го по RippleNet уже со­ста­вил 1 млрд дол­ла­ров. Даже ин­ве­сто­ры гон­конг­ско­го банка Standard Chartered и ис­пан­ско­го Santander пока не от­ва­жи­ва­ют­ся на ре­ши­тель­ные шаги и огра­ни­чи­ва­ют­ся те­сто­вым ре­жи­мом.

Это вовсе не зна­чит, что тех­но­ло­гия не ра­бо­та­ет. Бри­тан­ское под­раз­де­ле­ние Santander те­сти­ру­ет при­ло­же­ние, ко­то­рое ис­поль­зу­ет тех­но­ло­гию Ripple для от­прав­ки меж­ду­на­род­ных пла­те­жей через мо­биль­ные при­ло­же­ния всего за несколь­ко се­кунд. В но­яб­ре Standard Chartered за­пу­сти­ла про­грам­му цир­ку­ля­ции пла­те­жей между Син­га­пу­ром и Ин­ди­ей для своих кор­по­ра­тив­ных кли­ен­тов. Хотя ни один из бан­ков не пла­ни­ру­ет в этих про­ек­тах ис­поль­зо­вать XRP, оба оп­ти­ми­стич­но на­стро­е­ны в от­но­ше­нии самой тех­но­ло­гии Ripple.

Ripple — не един­ствен­ная ком­па­ния, ко­то­рая пы­та­ет­ся мо­дер­ни­зи­ро­вать пла­теж­ные си­сте­мы. Лон­дон­ская ком­па­ния Earthport Plc, ко­то­рая за­ве­ду­ет пла­теж­ной сетью в 65 стра­нах, ис­поль­зу­е­мых TransferWise Inc. и дру­ги­ми круп­ны­ми кли­ен­та­ми, неуклон­но на­ра­щи­ва­ет обо­ро­ты. SWIFT тоже не сда­ет­ся без боя. Недав­но он вы­пу­стил соб­ствен­ное об­нов­ле­ние под на­зва­ни­ем Global Payments Innovation, или GPI. Оно поз­во­ля­ет кор­по­ра­тив­ным кли­ен­там бан­ков про­во­дить пла­те­жи за пару часов и от­сле­жи­вать ход тран­зак­ций так же, в ку­рьер­ской служ­бе FedEx Corp. «Это ги­гант­ский ска­чок впе­ред», — го­во­рит Гарри Нью­ман, глава от­де­ла бан­ков­ской де­я­тель­но­сти в SWIFT. — «Может ли кто-то еще по­хва­стать­ся ана­ло­гич­ным про­грес­сом? Не думаю».

Ру­ко­во­ди­тель от­де­ла кор­ре­спон­дент­ских бан­ков­ских ре­ше­ний Standard Chartered Шириш Ва­див­кар от­ме­ча­ет, что сеть RippleNet стала пер­во­про­ход­цем в предо­став­ле­нии услу­ги тре­кин­га пла­те­жей. Од­на­ко GPI тоже это поз­во­ля­ет.

Как кон­сор­ци­ум, при­над­ле­жа­щий ми­ро­вым бан­кам, SWIFT поль­зу­ет­ся пре­иму­ще­ством на своем поле. Си­сте­ма GPI была вы­ве­де­на год назад, и она опи­ра­ет­ся на об­лач­ные вы­чис­ле­ния, а не блок­чейн. При этом с ней уже ра­бо­та­ет 36 бан­ков, осу­ществ­ляя транс­гра­нич­ные пла­те­жи на сумму более 1 млрд дол­ла­ров в день.

Гар­лин­г­ха­ус го­во­рит, что срав­не­ние GPI с тем, что пред­ла­га­ет его ком­па­ния — это по­пыт­ка срав­нить по­воз­ку с ло­ша­дь­ми и ав­то­мо­биль:

«GPI пы­та­ет­ся уско­рить про­цес­сы, ис­поль­зуя су­ще­ству­ю­щую ар­хи­тек­ту­ру. Но сколь­ко ло­шадь ни сте­гай, быст­рее ав­то­мо­би­ля она не пой­дет».

Что ка­са­ет­ся XRP, то их ис­поль­зу­ет как ми­ни­мум одна фи­нан­со­вая ком­па­ния — по­став­щик услуг по об­ра­бот­ке кре­ди­тов и пла­те­жей Cuallix с офи­са­ми на тер­ри­то­рии США и Мек­си­ки. По сло­вам фи­нан­со­во­го ди­рек­то­ра ком­па­нии Ни­ко­ла­са Па­ла­сиоса, с ок­тяб­ря про­шло­го года она за­дей­ство­ва­ла XRP в 10−12 тран­зак­ци­ях в объ­е­ме от $500 до $1000 при от­прав­ке денег между двумя стра­на­ми. 11 ян­ва­ря Ripple объ­яви­ла, что MoneyGram International нач­нет те­сти­ро­ва­ние XRP для де­неж­ных пе­ре­во­дов. С тех пор еще два сер­ви­са де­неж­ных пе­ре­во­дов вы­ра­зи­ли го­тов­ность со­труд­ни­чать с Ripple.

Сей­час курс XRP сни­зил­ся более чем в два раза по срав­не­нию с $2,92 в на­ча­ле ян­ва­ря. Гарри Нью­ман из SWIFT го­во­рит, что по­доб­ная во­ла­тиль­ность от­пу­ги­ва­ет бан­ки­ров и их кли­ен­тов: «Если цена крип­то­ва­лю­ты ска­чет то вверх, то вниз, как йо-йо, то ее никак нель­зя счи­тать се­рьез­ным сред­ством для об­ме­на. Когда ре­ше­ние про­бле­мы по­рож­да­ет новые слож­но­сти, то оно едва ли лучше самой про­бле­мы». Гар­лин­г­ха­ус го­во­рит, что пер­вы­ми поль­зо­ва­те­ля­ми XRP ста­нут не круп­ные банки, а ком­па­нии, ко­то­рые от­прав­ля­ют день­ги в менее рас­про­стра­нен­ных ва­лю­тах.

Как пред­мет ин­ве­сти­ций XRP пока при­вле­ка­ет не столь­ко це­ни­те­лей меж­ду­на­род­ных пла­теж­ных тех­но­ло­гий, сколь­ко же­ла­ю­щих «по­чув­ство­вать себя ча­стью крип­то­все­лен­ной».

Ан­же­ла Уолч, на­уч­ный со­труд­ник Цен­тра по изу­че­нию блок­чейн-тех­но­ло­гии Лон­дон­ско­го уни­вер­си­тет­ско­го кол­ле­джа, го­во­рит: «Ин­ве­сто­рам необ­хо­ди­мо по­ни­мать ка­че­ствен­ные раз­ли­чия между XRP и дру­ги­ми крип­то­ва­лю­та­ми — и по­ми­мо про­че­го осо­зна­вать неод­но­знач­ность роли Ripple в XRP.

Сту­дент уни­вер­си­те­та Уэль­са Иб­ра­гим Ал­курд купил неко­то­рое ко­ли­че­ство XRP менее, чем за $1 в де­каб­ре. Он сде­лал это из-за слу­хов о том, что ва­лю­та будет до­бав­ле­на в спи­сок Coinbase. Од­на­ко этого не про­изо­шло. Но при этом Ал­курд с оп­ти­миз­мом смот­рит на парт­нер­ские от­но­ше­ния Ripple с бан­ка­ми. Он по­счи­тал, что цена XRP удво­ит­ся с боль­шей ве­ро­ят­но­стью, чем цена бит­ко­и­на.

Майкл Джек­сон, парт­нер люк­сем­бург­ской ком­па­нии Mangrove Capital Partners и крип­то­ва­лют­ный ин­ве­стор, оце­ни­ва­ет рост XRP со­всем по-дру­го­му: «Я не знаю ни­ко­го, кто их при­ни­ма­ет».

Под­го­то­ви­ла Лиза Доб­ки­на

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *