Старый телефон

0
460

Когда я был еще совсем ребенком, в нашей семье появился первый во всей окрестности самый настоящий телефон. Это был отполированный до блеска дубовый корпус, прикрепленный к стене внизу, на лестничной площадке. Я до сих пор помню номер, с которого начинался любой контакт — 105. Конечно, я был слишком мал, чтобы дотянуться до завораживающего мое внимание устройства, но быстро приобрел привычку с увлечением слушать, когда моя мать говорила в него. А однажды мама подняла меня, чтобы я поговорил с моим отцом, который был в то время в командировке. Это была настоящая магия! Очень быстро я сделал необыкновенное открытие, — я догадался, что где—то внутри этого волшебного устройства живет удивительный человечек — которого зовут “Информация Пожалуйста”. Не было ничего, что бы она не знала. Моя мать могла попросить у нее чей угодно номер, если наши часы отставали, “Информация Пожалуйста” немедленно сообщала правильное время.

Вскоре случился и мой первый опыт общения с этим джином—в—приемнике. Я остался один дома, когда моя мать ушла к соседке. Увлекшись игрой с привлекающими всегда мое внимание инструментами в подвале, я, заигравшись, нечаянно ударил себя по пальцу молотком. Боль была невообразимо ужасной. Мне хотелось рыдать во весь голос. Но плакать и жаловаться было некому. А мне очень хотелось, чтобы кто—то меня пожалел. Я ходил вокруг дома, то сжимая, то обсасывая свой пульсирующий от боли палец. Легче не становилось и, забежав в дом, вдруг мой взгляд наткнулся на волшебное устройство, в котором жил маленький всезнающий человечек.

Я стремглав помчался в гостиную и, схватив кушетку, вернулся к заветному корпусу. Едва переведя дух, я аккуратно отцепил трубку от крючка и с волнением поднес ее к уху. Взволнованным голосом, я повторил то, что много раз слышал, как произносила моя мать.

— Информация Пожалуйста…
Один—два коротких зуммера и у меня в ухе заговорил мягкий, спокойный женский голос:
— Информация…
И в этот момент, меня будто прорвало:
— Я повредил свой палец, я ударил себя молотком! — буквально заорал я в трубку. И слезы брызнули из моих глаз, теперь им ничто не препятствовало, — у меня был слушатель.
— Разве Вашей мамы нет дома? — спросила меня Информация.
— Нет, я один, — снова заплакал я и повторил, как все произошло и как мне больно. Мне было очень жалко себя.

— Хорошо, — ответила Информация, — у Вас есть кровь?
— Нет, — ответил я.
— Вы сможете открыть морозилку и достать кусочек льда?
— Да, смогу.
— Отколите небольшой кусочек и приложите его к пальцу на некоторое время. Это успокоит боль и предотвратит его распухание.
— Хорошо, — сказал я, заметно успокоившись.
— Будьте осторожны с ледоколом!
— Да, я знаю.
— И не плачьте. Все будет в порядке, Ваш палец быстро заживет.

После этого я звонил Информации Пожалуйста по любому случаю. Информация Пожалуйста помогала мне делать уроки, если у меня возникали трудности. Помню, как она рассказала мне, где была Филадельфия и что Ориноко — романтичная река, на которой обязательно нужно побывать, когда я вырасту. Она помогала мне с арифметикой и рассказала, чем кормить бурундучка, которого я поймал накануне в парке. И я кормил его орехами и фруктами.

А однажды умерла наша канарейка Пити. И это было настоящее потрясение для меня. Я позвонил Информации Пожалуйста и, горько плача, рассказал свою грустную историю. Она терпеливо выслушала меня, и сказала то, что обычно говорят взрослые. Но я был безутешен.

— Почему так происходит? Эти красивые птички так радуют своим пением и красотой всю семью, приносят столько радости и счастья, а потом падают замертво на самый низ клетки маленькой кучкой в перьях, ножками вверх. — не успокаивался я такой несправедливости.

Она дослушала мои стенания и тихо произнесла:
— Поль, ты должен запомнить, существуют и другие миры, где можно петь.
И мне вдруг стало как—то легче на душе после этой фразы.

На следующий день, как ни в чем не бывало, я снова позвонил Информации Пожалуйста.
— Информация, — услышал я уже привычный голос в ухе.
— А как пишется по буквам слово “fix”? — спросил я.

И в этот момент, моя сестра с душераздирающим и пугающим возгласом банши “Yaaaaaaa!” (ред. — мифологический персонаж, дух, предвещающий смерть в шотландской мифологии) прыгнула с лестницы прямо на меня. Я рухнул с табурета… вместе с трубкой в руке, шнур от которой теперь болтался у моих ног. Мы оба замерли от ужаса. Информации Пожалуйста больше не существовало. И самое ужасное было то, что я не был уверен, что не сделал ей больно, когда с силой нечаянно выдернул шнур трубки из волшебного приемника.

Спустя несколько минут, около нашего крыльца появился человек в рабочей одежде.
— Я — телефонный мастер. Я работал здесь неподалеку, когда оператор сообщил мне, что возникли некоторые проблемы со связью по вашему номеру.
Телефонный мастер перевел взгляд на мою руку и взял трубку, которую я все еще сжимал в руке.
— Что случилось? — спросил он.
Я рассказал.
— Что ж, — сказал мастер, — мы должны это исправить.
Он направился к волшебному боксу и открыл его, обнажив настоящий лабиринт из проводов и катушек. В течение нескольких минут он виртуозно перемещался между всех этих проводов, после чего взял оборванный конец шнура от трубки, сделал несколько движений руками, затянул провода и маленькой отверткой окончательно все закрепил. Затем подергал несколько раз, проверяя на крепость, и заговорил в телефон:

— Привет, это Пит. Все в порядке на 105. Сестра малыша сильно напугала его и он дернул за шнур. Шнур оборвался. Но сейчас все в порядке. Поломка устранена.
Он повесил трубку, погладил меня по голове, улыбнулся и вышел.

Все это происходило в маленьком городке на Тихоокеанском Северо—Западе. Когда мне исполнилось девять лет, наша семья переехала в Бостон и я утратил своего верного наставника. Я тяжело переживал это. Информация Пожалуйста осталась в старом дубовом ящике в старом доме. И по какой—то причине я даже не пытался попробовать высокий и тощий новый телефон, горделиво стоящий на маленьком столике в холле.

Тем не менее, по мере того, как я рос, я никогда не забывал своего доброго, рассудительного, спокойного друга по имени “Информация Пожалуйста”, который мог дать ответ на любой вопрос. Я очень скучал по ней. Я часто вспоминал наши разговоры и ее советы и то чувство безопасности, которое я обрел с ее появлением в моей жизни.

Став взрослым, я смог оценить, насколько нужно было быть терпеливым, добрым и понимающим человеком, чтобы посвящать столько своего времени маленькому чужому мальчику.

Спустя много лет, на обратном пути в колледж, мой самолет приземлился в Сиэтле, где у меня было полтора часа до следующего рейса, и я позвонил сестре, которая значительно стала мягче после замужества и рождения ребенка. Мы проговорили около 15—20 минут. Она жила теперь там же, в небольшом городке недалеко от Сиэтла. И после нашего разговора, я совершенно внезапно для самого себя, захотел набрать номер оператора нашего родного городка.

Земля уплыла у меня из—под ног, когда на другом конце провода я услышал такой знакомый, даже родной, спокойный и мягкий голос своей “Информации Пожалуйста”:
— Информация.
Совладав с минутным волнением, я спокойно, без всякой подготовки, неожиданно произнес:
— Вы не могли бы мне подсказать, как пишется по буквам слово “fix”?
Долгая пауза показалась мне вечностью.
— Полагаю, Ваш палец уже зажил? — мягко ответила она через время.
Я засмеялся. Было невообразимо приятно.
— Значит, это действительно, все еще Вы?!
Я слышал улыбку на другом конце провода.
— Скажите, — продолжил я, — Вы когда—нибудь догадывались… Вы когда—нибудь могли себе представить, сколько Вы значили для меня все это время?
Она немного помолчала и также, как и всегда, спокойно и тепло ответила:
— А Вы когда—нибудь догадывались, сколько значили для меня Вы?… У меня никогда не было детей… и я всегда с нетерпением ждала Ваших звонков… Глупо, да?
О, нет, мне не казалось это глупым! Но я ничего не сказал. Вместо этого, я рассказал ей, что помнил о ней всегда, как часто думал о ней и вспоминал наши беседы. А потом спросил, могу ли я позвонить ей снова, когда буду здесь не проездом, а приеду навестить свою сестру, когда закончится семестр.
— Конечно, — ответила она, — Просто спросите Салли.
Это звучало так странно, у “Информации Пожалуйста” было имя.
— Если мне снова попадутся бурундучки, я скажу им, что они должны кушать орехи и фрукты, — сказал я.
— Так и сделайте, — ответила Информация Пожалуйста… Салли. И добавила, — И обязательно посетите Ориноко.
— Обязательно, — улыбнулся я.
— До свидания, Поль.
— До свидания, Информация Пожалуйста.

Через три месяца, я снова приземлился в аэропорту Сиэтла. На этот раз я с нетерпением ожидал только одного, сделать заветный звонок. Я добрался до телеграфа и набрал номер нашего оператора.

Чужой голос ответил:
— Информация.
Наспех поздоровавшись, я тут же спросил Салли.
— Вы ее друг?
— Да, — с радостью ответил я. И тут же добавил, — Старый друг.
Образовалась небольшая пауза и голос ответил:
— Салли работала неполный рабочий день последние несколько лет, потому что очень болела… Мне очень жаль… Пять недель назад она умерла…

Я стоял огорошенный, не зная, что сказать. И вдруг услышал в трубке:
— А Вы случайно не Поль Виллард?
— Да! — почему—то с надеждой, ответил я.
— Салли оставила мне записку, чтобы я кое—что Вам передала. Подождите минутку, я Вам это прочту.
— Да, конечно, — сказал я, почти догадываясь, о чем хотела сказать Салли.
— Да, вот, — через несколько секунд снова ответил женский голос, — Вы здесь?
— Да, конечно.
— “Передай ему, что существуют и другие миры, где можно петь. Он поймет.”

Я поблагодарил и повесил трубку. Я знал, что Салли имела ввиду.

Автор: Пол Виллард

“Information Please” by Paul Villard. Originally published June, 1966 Readers Digest; reprinted with permission in the December 1999 issue of the Singing Wires newsletter, TCI club.

Автор перевода: Tatyana Varukha
Публикации на Kefline

Telephone operator

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ